Previous Entry Share Next Entry
Проповедник добровольной бедности
dialexika
«Кто владел богатством, тому нелегко вырваться из оков его; такое множество недугов объемлет его душу, то есть страстей, которые как бы густое и темное облако, заграждая взоры ума, не попускают взирать на небо, но заставляют преклоняться вниз и смотреть в землю».
(свт. Иоанн Златоуст)


Сегодня день памяти одного из величайших святых отцов в православии Иоанна Златоуста, которого почитают среди трех вселенских учителей Церкви. В своих проповедях он уделял большое внимание теме богатства и бедности, в которой особое место определял добровольной бедности как христианскому идеалу. Подробнее об этом учении рекомендую прослушать в лекции православного теолога Николая Владимировича Сомина. Приведу основные тезисы.

Богатство и любостяжание
В отличие от Климента Александрийского, считающего, что богатый человек не обязательно сребролюбец, Иоанн Златоуст ставит эти понятия в прямую зависимость — чем богаче человек, тем сильнее у него жажда еще большего богатства. Вообще любостяжание он ставит даже страшнее блуда. Потому что блуд — всё же некая извращенная форма любви, а сребролюбие вообще не заложено в человеческой сущности ни в какой форме.

Богатство и любовь
Златоуст считает, что чем человек богаче, тем ему труднее любить, потому что он слишком привязан к своему имуществу. Слова «моё» и «твоё» вносят в человеческие отношения только раздоры. Приводит в пример супругов, имеющих раздельное имущество, а не общее семейное.

Бедность
Как уже было сказано, добровольная бедность — образец христианского идеала человека. Но её не следует путать с вынужденной бедностью, страшнейшим пороком общества. Недаром в христианстве бедные считаются мучениками, потому что их жизнь очень тяжела. А добровольно бедные — это блаженные, они ничем не отягощены, мысли их светлы, а душа наполнена благодатью.

Общественная собственность
Для богатого человека наиболее верный способ управления своим имуществом — раздавать его бедным. Здесь он нас обращает к притче о неверном управителе, объясняющей, что люди на Земле лишь временные пользователи Божием имением, своего же ничего не имеют. Самые вдохновленные слова он возносит при рассказе о Иерусалимской общине, как образце коллективной жизни. Иногда предлагал людям совершить духовный подвиг: раздать своё имущество и объединиться в подобную общину, вот тогда это было бы настоящей проповедью христианской жизни и все к ним потянутся. Но никто на это так и не решался.

Милостыня
Златоуст более всех святых отцов превозносит милостыню. Но видит её лишь ступенью к общественной собственности, а не средством для спасения и предусматривает несколько условий.
Во-первых, нужно подавать всем без разбора. Люди порой используют разные уловки или становятся профессиональными нищими не от хорошей жизни, а из-за нашего жестокосердия. Приводит случай, когда отец вбил гвоздь в голову своего сына, чтобы сильнее разжалобить на милостыню.
Во-вторых, милостыню должны подавать все: и богатые, и бедные. Потому что это больше полезно для дающего, чем для принимающего.
В-третьих, милостыня должна быть щедрой. В идеале нужно отдать всё. Ведь, если так поступят все, то мир изменится и превратится в большую Иерусалимскую общину.

Иоанн Златоуст в своих многочисленных проповедях очень часто возвращается к теме богатства. По его словам, почти всегда в богатом человеке можно разглядеть вора. Ведь не бывает такого, когда кто-либо богател, а другой при этом не становился беднее. Однако, в наше время этой темы очень избегают и Златоуста цитируют по многим другим вопросам, но не этому. Не потому ли, что наш мир слишком погряз в любостяжании и культе денег, тогда как эти проповеди будут ставить перед людьми слишком много неудобных вопросов и требовать на них ответы?

  • 1
Да, богатство сейчас самая больная тема и для Церкви, и для общества. И совсем немногие отваживаются осознать, почему легче верблюду в игольное ушко пройти, чем богатому в Царство Небесное.

И ведь находились специалисты, которые трактовали это изречение буквально, имея ввиду под «игольным ушком» щель в Иерусалимской стене, чтобы как-нибудь своё богатство оправдать.

Мы, рождённые в СССР, где отношение к собственности было совсем другим, имеем печальную возможность наблюдать перерождение некоторых наших сограждан. Которые не устояли перед соблазном богатства. Метаморфоза тем более заметная, что воспитывались они в других идеалах. И именно масштаб этой метаморфозы делает гораздо более понятными все её особенности. Неоценимый опыт, который должен быть использован во благо.

Слово "бедность" сейчас имеет негативную коннотацию и несет некоторую оценочность, поэтому, как мне кажется, надо акцентировать не вопрос добровольной бедности, а вопрос нестяжательства.

Это очень интересный вопрос, кстати. Если сместить акцент на нестяжание, то, на мой взгляд, человек станет оправдывать своё богатство, мол он у него не в плену и его то уж точно любостяжателем не назовешь, да и богатство богатству рознь скажет. В этом смысле очень показательна притча о богатом юноше. И в этом суть полемики Климента и Златоуста. Не зря последний связывает любостяжание и богатство, что одно порождает другое, и что выбраться из этого замкнутого круга можно только отдав всё (идеальный случай). Поэтому, рассматривая нестяжание через призму добровольной бедности (как некий идеал), человеку сразу станет ясно всё про себя и про своё имущество — все иллюзии иссякнут.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account